wrapper

Стрічка новин


Принимаясь за написание очередной ответственной статьи и даже серьёзно разработав план подачи материала, часто чувствуешь некоторую неуверенность: с чего и как лучше начать?

 Иногда начало неожиданно подсказывает жизнь. Так случилось и в этот раз.

В начале января встретился мне знакомый – ещё достаточно молодой человек, но уже ответственный служащий в важной государственной структуре. В обычном разговоре о том и о сём я обмолвился, что в конце месяца мне предстоит поездка в Освенцим. «А что такое «Освенцим»?» – услышал я в ответ.  Не скрою: хотя я особенно виду и не подал, но меня этот вопрос просто шокировал.

Через несколько дней после этого разговора я отправился в Киев, в посольство Республики Польша, подавать документы для открытия визы. Среди предоставленных мною бумаг было и приглашение от руководства Государственного музея Aushwitz – Birkenau принять участие в мемориальных мероприятиях по случаю 70-й годовщины освобождения лагеря смерти Aushwitz.

Когда через положенный срок я получил обратно свой паспорт, то был несколько удивлён: рядом с визой был приклеен сопроводительный листок, на котором значилось какое-то четырёхзначное число и крупными буквами написано «Aushwitz». Конечно, листок был приклеен с благими намерениями: видимо, для того, чтобы польские пограничные службы не особенно придирались, как это часто бывает с туристами при пересечении границы, а дали владельцу паспорта зелёный коридор.  Однако для еврея такая вклейка в паспорте с указанием конечной точки маршрута «Aushwitz» вызывает тяжёлые и неприятные ассоциации…

«Aushwitz»

«Освенцим» (немецкое название «Aushwitz») – крупнейший нацистский лагерь смерти, созданный гитлеровской Германией как механизм уничтожения неугодных лиц и групп, в основном европейских евреев. Лагерь был основан по приказу рейхсминистра внутренних дел Германии Генриха Гиммлера  в конце апреля 1940 г. в предместье Засоле небольшого провинциального польского городка Освенцим, что в  60 км. юго-западнее Кракова и в 30 км. юго-восточнее Катовице. Лагерь нацисты начали строить осенью 1939 года, фактически сразу после захвата Польши. Создавался лагерь каторжным трудом 300 согнанных туда евреев города Освенцим и его окрестностей как относительно небольшой «карантинный лагерь», преимущественно для польских политических заключенных. К  марту 1941 года в Освенциме было 10 900 узников. В связи с тем, что приближалась намеченная Гитлером дата нападения на Советский Союз и возникла необходимость содержать ожидавшиеся десятки и даже сотни тысяч советских военнопленных, позднее, в том же марте 1941, по приказу Гиммлера началось строительство второго лагеря – Освенцим II – Биркенау (Aushwitz – Birkenau) в 3 км. от первого, на территории близлежащего села Бжезинка.  Освенцим был выбран для этой цели, поскольку поблизости располагались транспортные магистрали, и в тоже время место это было достаточно изолированным.

Летом 1941 г., в соответствии с указанием А. Гитлера приступить к практическому осуществлению «окончательного решения» еврейского вопроса, Освенцим должен был стать основным и последним пунктом назначения для миллионов евреев, депортируемых из стран, «входящих в сферу влияния Третьего рейха». Была проведена энергичная подготовительная работа: ускорено строительство лагеря Освенцим II – Биркенау, а затем и Освенцим III – на территории села Моновиц; заключены контракты с германскими строительными фирмами о постройке четырех огромных крематориев с газовыми камерами и с компанией «Топф и сыновья» из Эрфурта о поставке оборудования; прошли предварительные испытания средств уничтожения (3 сентября 1941 г. в сравнительно небольшой газовой камере в Освенциме I были умерщвлены 600 советских военнопленных и 250 других узников, в основном больных). Тогда же нацистами  «опытным путём»  было установлено также, какое количество газа «Циклон-Б» нужно подавать в газовые камеры, сколько употреблять фенола для смертельных инъекций, и многое другое. В результате четкой реализации всех технических и организационных мероприятий Освенцим был превращен в гигантскую, с безукоризненно отлаженным поточным производством, фабрику смерти. Следует подчеркнуть, что из шести лагерей смерти, расположенных на территории Польши, Освенцим выделялся не только размерами (около 5 кв. км. сам лагерь, а с прилегающей и используемой для его нужд площадью, откуда были выселены две тысячи польских крестьян, – 40 кв. км.!), но и использованием самого совершенного оборудования, специально разработанного видными немецкими учеными и инженерами для массового уничтожения людей и утилизации их останков:  только четыре новых крематория, построенные в лагере Освенцим II – Биркенау, имели мощность  газовых камер, которая позволяла за пять часов одновременно уничтожить двенадцать тысяч человек.

Машина уничтожения в Освенциме была запущена в январе 1942 г., после конференции в пригороде Берлина Ванзее, на которой была принято решение о путях и средствах воплощения в жизнь «окончательного решения» еврейского вопроса. Именно тогда в Освенцим прибыли первые эшелоны (так называемые транспорты Главного имперского управления безопасности) с евреями из Верхней Силезии, а затем пошли эшелоны и с десятками тысяч евреев из других оккупированных нацистами стран Европы.

За несколько лет нацисты сумели методически и хладнокровно истребить около 6 миллионов евреев и миллионы европейцев – людей других национальностей. Полтора миллиона человек, по оценкам историков Катастрофы,  было уничтожено в Освенциме, из них 85%,  т.е. 1млн.275 тыс., – евреи.

27 января 1945 года в ходе Висло-Одерской операции штурмовой отряд 106-го стрелкового корпуса 60-й армии 1-го Украинского фронта под командованием майора Анатолия Шапиро первым прорвался в окрестности Освенцима. Провидению было угодно, чтобы именно еврей, командир советский армии майор  Шапиро открыл ворота этого лагеря смерти и одним из первых вошел в Освенцим. 

70 лет спустя

26 января 2015 года, Польша.

Сюда на памятные мемориальные мероприятия, посвященные 70-летию освобождения советскими войсками нацистского лагеря смерти Освенцим, прибыли делегации из 42 стран мира, а также главы государств и правительств, в их числе президент Франции Франсуа Олланд, президент Германии Йоахим Гаук, президент Австрии Хайнц Фишер, президент Украины Петр Порошенко, король Бельгии Филипп, король Нидерландов Виллем-Александр, наследный принц Дании Фредерик; а также 300 бывших узников Освенцима из разных стран Европы. Украинская Президентская делегация была одной из самых заметных. В неё входили заместитель главы администрации Валерий Чалый, министр иностранных дел Павел Климкин и другие официальные лица.  Среди делегаций стран Восточной Европы на мемориальных мероприятиях в Освенциме еврейская община Украины была самой представительной. В памятных церемониальных мероприятиях приняли участие более 30 руководителей еврейских общинных организаций и молодежных лидеров, в том числе:  Иосиф Зисельс, Андрей Адамовский (Ваад Украины); Александр Сусленский, Сёмен Бельман (Еврейский совет Украины);  Борис Фуксман, Мартин Котляревский, Инна Йоффе, раввин Яков Дов Блайх (Еврейская конфедерация Украины); Борис Забарко (Ассоциация узников гетто и концлагерей); Яна Яновер (Центр еврейского образования Украины); Игорь Романов (Днепропетровская еврейская община); Виктория Годик (Украинский союз еврейских студентов); Александр Фельдман, Эдуард Долинский (Украинский еврейский комитет).

Украинская делегация. Слева направо: А. Сусленский, И. Зисельс, И. Нойбауэр (бывший узник), А. Адамовский, Б.Фуксман, М. Котляревский, И. Романов, С. Бельман.
Украинская делегация. Слева направо: А. Сусленский, И. Зисельс, И. Нойбауэр (бывший узник), 
                                                                А. Адамовский, Б.Фуксман, М. Котляревский, И. Романов, С. Бельман

 

Памятные мероприятия проходили под патронатом Президента Польши Бронислава Комаровского. Соорганизаторами выступили Всемирный Еврейский Конгресс в партнёрстве с USC Shoah Foundation, который помог приехать для участия в церемонии 101-му оставшемуся в живых бывшему узнику Освенцима из 22 стран мира, а также членам их семей.

Массовые мероприятия начались вечером 26 января встречей в одном из отелей Кракова под названием «Освенцим 70. Прошлое и Настоящее». Очень много интересных встреч, рассказанных историй….  Вот женщина средних лет из Нью-Йорка Джин Блок-Розенсафт. Услыхав, что я из Украины, она обрадовалась мне как земляку. Из огромной семьи её дедушки, которая жила в небольшом украинском городке Подволочиск Тернопольской области, чудом выжила маленькой девочкой только её мать. Все остальные члены её семьи были убиты в нацистском лагере смерти Белжец на территории Польши. Ужас... Что можно ещё сказать? Нужно было бы сфотографироваться с Джин на память, да и для истории, но я подавленный услышанным, как-то не сообразил это сделать.

Впечатлило выступление внука переживших Холокост, израильского офицера, военного лётчика, который заявил, что для него большая честь присутствовать здесь, что он очень сожалеет, что до этого дня не дожили его бабушки и дедушки, и что сегодня молодое поколение еврейского народа несёт ответственность за то, чтобы подобное никогда не повторилось. Вообще среди гостей было достаточно много офицеров и сержантов израильских ВВС, и это без слов свидетельствует о том, что еврейский народ никогда больше не станет жертвой.

Особое внимание участников встречи привлёк появившийся в зале всемирно известный кинорежиссёр, сценарист и продюсер Стивен Спилберг  автор фильма «Список Шиндлера» и создатель Фонда Шоа. После завершения съёмок «Списка Шиндлера» Спилберг начал собирать рассказы людей, переживших Холокост. За 21 год работы  Фонда Шоа, Спилберг собрал около 52 тысяч свидетельств людей, переживших Холокост. «С начала работы Фонда прошёл 21 год, – сказал Стивен Спилберг, – и я очень рад, что сделал в своей жизни это. Когда-то я был впечатлён наколками номеров на руках узников и так впечатлён, что начал эту работу. И тогда я приехал в Польшу. Это правильное место для такой работы. Для меня это было проявлением своей еврейской идентичности. Сегодня в современном мире мы встречаемся и с другой расовой нетерпимостью. Это Иран и мусульманский фундаментализм». «Мне очень импонирует, – продолжил Спилберг, – то, что сегодня здесь собралось много молодёжи, и таким образом мы можем строить современную культуру памяти и можем быть уверены, что память останется с нами навсегда, в том числе и через интервью».

 

***

Основные мероприятия, связанные с 70-летием освобождения Освенцима, начались во второй половине дня 27 января вблизи главных ворот бывшего лагеря смерти Aushwitz – Birkenau. Там был сооружён огромный, размером со стадион, надувной шатёр, который вместил в себя 3000 участников мероприятия. В дальнем конце это достаточно технически сложное сооружение заканчивалось известным многим по фотографии зданием в Освенциме,  в центре которого зияет въезд, через который в лагерь шли эшелоны с узниками.  Мне даже вначале показалось, что это бутафория. Пришлось подойти и потрогать камни. 

Сценарий мероприятия можно оценить как безупречный. Выступлений было не много: президент Польши Бронислав Комаровский, затем выжившие узники Освенцима Хелена Биренбаум и Роман Кент, президент Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер, Стивен Спилберг и директор Государственного музея Aushwitz – Birkenau Пётр Цивинский.

«Каждый из вас, бывших узников, спасшихся из ада ненависти и насилия, является хранителем памяти Аушвица. Вы самые главные участники сегодняшнего торжества, – сказал, открывая церемонию, президент Польши Бронислав Комаровский. – Во имя истины мы должны бороться с попытками ревизии Холокоста. Помнить об Освенциме ­означает помнить о важности свободы, справедливости, терпимости и уважении прав человека». Бронислав Комаровский назвал Освенцим «адом, наполненным ненавистью и насилием». По словам президента Польши, в концлагере нацистами «совершенно зверским образом были убиты сотни тысяч человек, в основном евреи, но также поляки, цыгане, советские военнослужащие, а также представители многих других национальностей. Мы с вами находимся в том месте, где стены и земля хранят воспоминания о преступной идеологии нацизма, которая чуть не разрушила основы нашей цивилизации».

«Я дожила до дня поражения тех палачей, о чем так мечтала моя мама до того, как нас разлучили и ее сожгли в лагере Майданек. Все это до сих пор живо в моей памяти. И когда приходится рассказывать об этом, то как бы переживаешь все снова, все это нечеловеческое и сверхчеловеческое, чем жил Аушвиц – день и ночь, в течение долгих месяцев и лет», – сказала  в своём выступлении бывшая узница Освенцима Хелена Биренбаум.

Роман Кент попал в Освенцим в 14 лет: «Минута в Освенциме была как целый день, день как год, а месяц как вечность. Мы, выжившие, неустанно смотрели смерти в лицо, но не поддавались, несмотря на отсутствие надежды, создавали жизнь в этом мрачном мире. Мы не можем, не осмеливаемся забывать о тех миллионах, которые были здесь убиты. Если и мы забудем, то человеческая совесть будет похоронена вместе с жертвами. Как я выжил, я не знаю. Как меня привезли сюда, снилось всю жизнь, и всю жизнь я просыпался с ужасом по ночам. Запах горящего человеческого тела, плач детей преследует меня всю жизнь». «Вы должны помнить это, – продолжил Роман Кент, – но помнить недостаточно. Главное – поступки. Мы должны учить детей и дома, и в школе. Ненависть никогда не бывает права. А любовь права всегда. Люди должны иметь смелость делать моральный выбор. Есть поступки святые. Это касается не евреев, которые пытались спасти преследуемых евреев. Мы, узники, не хотим, чтобы наше прошлое когда-нибудь стало будущим наших детей. Будущие поколения должны противостоять антисемитизму и ксенофобии. По-английски говорят «lost» («потерянные»), но они не были потеряны. Они были убиты. По-английски говорят «disappeared» («исчезли»). Они не исчезли. Их убили». «И в качестве послания грядущим поколениям, – закончил своё пронзительное выступление Роман Кент, – я хочу призвать вас никогда не быть сторонними наблюдателями и сделать всё, чтобы эта трагедия не могла повториться».

Насколько актуален этот крик души – предостережение бывшего узника Освенцима – свидетельствовало и  выступление главы Всемирного еврейского конгресса Рональда Лаудера, который в своей речи обратился к лидерам  ведущих держав мира с призывом «предотвратить новый Освенцим», отметив, что в Западной Европе в последние годы отмечается новый всплеск антисемитизма. Рональд Лаудер сделал эту мрачную оценку в день 70-й годовщины освобождения Освенцима, выступая рядом с воротами и железнодорожными путями, которые стали  последней дорогой для более миллиона людей, убитых нацистами в Освенциме. Он подчеркнул, что на настоящую его речь повлияли недавние антисемитские нападения во Франции, большое количество антисемитских публикаций в газетах и другие проявления ненависти к евреям, которые заметно участились в Европе за последнее время. «Некоторое время назад мы думали, что ненависть к евреям в Европе наконец ликвидирована. Но постепенно снова растёт «демонизация» евреев, и антисемитизм начал возвращаться.  Евреи вновь стали целью нападения в Европе лишь потому, что они евреи», – заявил Рональд Лаудер.

Речи выступавших перемежались со звучанием камерно-симфонических минорных произведений композиторов-евреев в исполнении прекрасного струнного квартета. И слушая исполнение этих сюит, сонат и адажио, я неожиданно осознал, что никакие музыкальные инструменты не передают так точно глубину человеческой души и человеческих чувств, триумф и трагедию, как струнные инструменты: скрипки, альты и виолончели...

***

Сейчас я хочу рассказать нашим читателям историю жизни бывшего узника Освенцима, члена нашей украинской делегации из Ужгорода Игнаца Нойбауэра, которую я записал, беседуя с ним буквально перед самым началом мероприятия.

Родился Игнац Адольфович Нойбауэр в 1924 году в Закарпатском селе Дубовое в Подкарпатской Руси. В 1938 году эта территория отошла под контроль Венгрии. В селе жило 280 семей – в основном еврейских.  Отца звали Аврум. Адольфовичем Игнаца записали в документах уже потом, по-венгерски. В семье было 5 детей. Игнац (Нусим – еврейское имя при рождении) был первым ребёнком. А ещё Дувид, Мордке, Хаим и младшая из детей – сестра Хана-Тесла, которая родилась в 1934 году. Когда Игнацу исполнилось 11 лет, отец тяжело заболел. Матери пришлось много и тяжело работать, поднимая пятерых детей и ухаживая за больным мужем. Началась война. Венгры стали союзниками Гитлера. Поэтому венгерских евреев нацисты вначале не трогали. Сосредоточение венгерских евреев в гетто началось только в апреле 1944 года. Сделали гетто и в Дубовом. Уже в гетто погиб младший брат Игнаца Хаим. К концу апреля евреи были сконцентрированы в северо-восточных районах Венгрии. С середины мая 1944 года в течение мая-июня 400 000 венгерских евреев были  депортированы в лагеря смерти, в основном в Освенцим. Депортировали ночью, разрешая  брать с собой лишь минимальный запас пищи и некоторые абсолютно необходимые личные вещи. Депортированных везли в товарных вагонах, которые могли вмещать до 45 человек, но куда набивали по 80–100 человек. Тысячи стариков, больных и детей из-за недостатка воды и воздуха погибали в пути, обычно длившемся 3–5 дней. Так Игнац Нейбауэр оказался в лагере смерти Освенцим. Сразу по прибытии в лагерь после селекции погибли в газовых камерах больной отец и 10-летняя сестра Хана-Тесла.  В ноябре 1944 года, когда положение на фронтах резко ухудшилось, Гиммлер, желая скрыть следы злодеяний, совершенных нацистами в Освенциме, приказал демонтировать оборудование газовых камер и эвакуировать уцелевших узников лагеря вглубь Германии. Нацистское руководство намеревалось полностью уничтожить все лагерные постройки, сравняв Освенцим с землей, но не успело осуществить эти планы.

19 января 1945 года часть узников, в числе которых были три брата Нойбауэры,  отправили в  лагерь Моновиц.  Потом снова пешком 80 км. по снегу  до лагеря Глайвиц. «В Глайвице отобрали стариков, – говорит Игнац, – и сразу всех уничтожили. Если кому было 20 лет, и немцы видели, что он очень худой и слабый, – всё, крематорий. В лагере Глайвиц были уже только одни евреи. Молились, чтобы Бог помогал. Не помог. Были узники, которые имели талес и тфилин. Это нельзя было, но прятали. За такую находку – сразу крематорий…». Третий брат Игнаца, Мордке, был очень сильный спортсмен. Даже в фашистское время (так выразился Игнац) брат выиграл медаль за первое место в каком-то единоборстве. В Глайвице  он очень страдал от голода. Сказав братьям, что пойдёт искать хлеб: «Не может быть, чтобы я не нашёл еды», – он проскользнул мимо охранников, ушёл и уже не вернулся. «На второй день, – продолжил свой рассказ Игнац Нойбауэр, – нас, тысячи узников, погрузили в открытые вагоны и 9 дней держали без еды и питья, а потом 29 января повезли дальше. Так мы оказались в лагере Дора». В Доре полуживых узников выгнали из вагонов. Брат Игнаца Дувид не мог идти самостоятельно. Игнац вёл его под руки. К этому времени узники ничего, кроме снега, не ели уже 10 дней. 2 февраля Дувид умер у Игнаца на руках. До прибытия эшелона с евреями из лагеря Глайвиц, заключёнными в Доре были только немцы и люди других национальностей. У многих заключённых немцев на робах были красные бирки. Это значило «коммунист». Евреям стали нашивать жёлто-красные – «еврей-коммунист». Узников лагеря использовали на тяжелейших подсобных работах при производстве  секретного ракетного оружия. В сутки давали стакан чая и две картофелины. Заключённые умирали тысячами. 2 марта в барак вошёл эсесовец и спросил: «Кто хочет работать?» Игнац вспомнил, что 2 марта у него День рождения, и вышел вперёд…  Добровольцев оказалось 40 человек.  Снова их гнали пешком 18 километров. Так он оказался на строительстве железнодорожных путей.  Лагерь освободили американцы… 

 

 

27 января 2015 года,

Государственный музей AushwitzBirkenau, 16-00.

На огромных экранах, установленных под сводами шатра, демонстрируется новый документальный фильм Стивена Спилберга «Aushwitz», снятый специально ко дню 70-летия освобождения лагеря.

Документальные кадры из жизни людей довоенной счастливой и беззаботной Европы сменяются кадрами захвата и раздела Польши. Вот на экране появляется карта оккупированной Европы, а на ней поочерёдно появляются обозначенные свастикой, растущие, как грибы, нацистские лагеря смерти на территории Польши. А вот немецкие инженеры – прекрасные любящие отцы семейств – стоят в белых халатах с карандашами в руках перед чертёжными кульманами и конструируют печи для сжигания людей. Сменяется кадр – и  на экране появляются ужасные картины селекции людей: двуногие твари в чёрных мундирах решают, кому пока жить, а кому умереть. А дальше женщины в полосатых робах и плачущие дети, номера на руках узников, медицинские эксперименты, газовые камеры и печи Освенцима. А потом  мы видим улыбающиеся, лезущие прямо в объективы фотоаппаратов довольные физиономии убийц. Но зло должно быть уничтожено. И вот советские солдаты открывают ворота Освенцима. Но на экране снова ужасные кадры: узники, похожие на ходячие скелеты в полосатых робах, горы очков, горы волос, горы детской обуви…  И, наконец, эпилог фильма. Опять на экране с довоенных фотографий на нас смотрят счастливые лица детей, стариков, невест… Людей, сгоревших в пламени Холокоста.  

***

Закончились памятные мемориальные мероприятия, посвящённые 70-й годовщине освобождения лагеря смерти Aushwitz – Birkenau,  еврейскими поминальными молитвами «Кадиш» и «Эль мале рахамим», прочитанными и пропетыми известными раввинами и кантором, а также христианской поминальной молитвой «Вечный покой», прочитанной священнослужителями католической и православной церквей.

И прежде чем и мы прочитаем молитву «Эль мале рахамим» («Боже милосердный»), я хочу привести здесь слова, произнесённые выдающимся религиозным лидером современности Папой Иоанном-Павлом II во время богослужения на территории лагеря смерти Aushwitz – Birkenau 7 июня 1979 года:

«Преклоняю колени здесь, на этой Голгофе нашего времени. Преклоняю колени перед плитами Бжезинки, на которых начертано напоминание о жертвах Освенцима на 23 европейских языках. Остановимся возле плиты с надписью на древнееврейском. Эта  надпись вызывает воспоминание о народе, сыновья и дочери которого были обречены на полное уничтожение. Это тот народ, который воспринял от Бога Ягве завет «Не убий» и который в особенной мере испытал убийство на себе. Мимо этой плиты никто не имеет право пройти равнодушно. Находясь здесь, надо со страхом думать о том, где лежат границы ненависти».

 

ЭЛЬ  МАЛЕ РАХАМИМ

Властелин Многомилостивый, обитающий высоко!  
Дай обрести покой, уготовленный под крылами Шехины на ступенях святых и чистых, лучащихся сиянием небосвода, душам шести миллионов евреев, жертв  Катастрофы в Европе, которые руками немецких убийц и их помощников из других народов были убиты, зарезаны, сожжены и уничтожены, освящая Имя Всевышнего, ибо мы молимся за упокой душ их.  
Посему да укроет их Властелин милосердия под сенью крыл своих навеки и приобщит к сонму вечно живых души их. В Боге удел их; в Саду Эденском покой их. Да почиют они на ложах своих в мире! И будет их заслуга для всех сынов Израиля, и выстоят они в судьбе своей до конца дней.  И скажем: Амен.

Семён БЕЛЬМАН,

"Еврейские вести"

 

Поділись посиланням на цей сайт!

Про нас

Всеукраїнська єврейська рада була створена в 1988 році. За роки існування ради було засновано шість фондів та  чотири виставки. Встановлено три пам'ятники та сім меморіальних дошок. Випущені поштові конверти та марки. Видано декілька десятків книг та видається газета "Єврейські вісті"

(044) 286-39-61

Асоціації

Зустрічі з ветеранами — кожного другого вівторка.
 Зустрічі проводяться кожної останньої п’ятниці ...
Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family