wrapper

Стрічка новин

 

Праздник Симхат-Тора отмечает завершение цикла чтений недельных глав Торы в течение года. В этот день мы читаем заключительную часть Торы и опять начинаем первую ее главу.

Праздник, наступающий сразу после Суккот, называется Шмини-Ацерет и Симхат-Тора (22 Тишрей в Израиле, в диаспоре – 22-23 Тишрей).

В диаспоре, где праздничных дней всегда два, первый день посвящают празднику Шмини-Ацерет и молитве о дожде, а второй день – целиком празднику Симхат-Тора, который отмечает завершение цикла чтений недельных глав Торы в течение года. В этот день мы читаем заключительную часть Торы и опять начинаем первую ее главу. В Израиле, где все праздники продолжаются один день, Симхат-Тора совпадает с праздником Шмини-Ацерет.

 

Шмини Ацерет — восьмой завершающий день еврейского праздника Суккот.
Празднуется 22 числа месяца тишрей (в григорианском календаре эта дата приходится на конец сентября — начало октября).
 
Картинки по запросу шмини ацерет


Согласно еврейской традиции (Талмуд, Рош ха-Шана, 4б), Шмини Ацерет является не частью Суккот, но отдельным праздником. В этот день уже нет обязанности выполнять заповеди праздника Суккот — сидение в сукке и потрясание лулава (хотя в большинстве общин диаспоры праздничную трапезу проводят всё-таки в сукке).

Начиная с молитвы мусаф в Шмини Ацерет в еврейские молитвы вставляется упоминание о ветре и дожде, которое продолжается до Песаха. В этот день также читают поминальную молитву «Изкор».

В еврейской диаспоре на следующий день после Шмини Ацерет празднуется Симхат Тора. В Израиле, а также в реформистском иудаизме эти праздники объединены в один, для которого используются оба эти названия. В этом случае в Шмини Ацерет исполняются все ритуалы Симхат Тора — акафот и завершение годового цикла чтения Торы.

Тора говорит о Шмини-Ацерет в книге Ваикра (гл. 23): «Семь дней приносите огнепалимую жертву для Господа, в восьмой день священное собрание да будет у вас и приносите огнепалимую жертву для Господа. Это – собрание праздничное [ацерет] – никакой работы не совершайте». И еще раз в книге Бемидбар (гл. 29) напоминается о том же: «В день восьмой праздничное собрание [ацерет] да будет у вас – никакой работы не совершайте и приносите всесожжение, огнепалимую жертву для Господа, доставляющую Ему особое наслаждение...»

Согласно тому, что было сказано раньше о значении слова ацерет, ясно, что оно выражает любовь Всевышнего к Своему народу. А мидраш добавляет: Всевышний хотел, чтобы у каждого месяца года был праздник. Нисану Он подарил Песах, ияру – Песах-Шейни, сивану – Шавуот. Однако следующий месяц, тамуз, был тем месяцем, в котором народ Израиля согрешил, создав золотого тельца, и в котором из-за этого были разбиты Скрижали завета.

Поэтому тамузу Всевышний не дал праздника и настолько разгневался, что и следующие два месяца – ав и элул – тоже лишил праздников. Но чтобы компенсировать пробел, те праздники, которые предназначались этим месяцам, Всевышний отдал месяцу тишрей: Рош-Гашана, предназначавшийся первоначально тамузу, Йом-Кипур, предназначавшийся аву, Сукот, предназначавшийся элулу. Но тогда где же собственный праздник месяца тишрей? Ему был дан Шмини-Ацерет – его собственный праздник.

Жертвы, приносившиеся в Храме в Шмини Ацерет, отличались от тех, которые приносились в другие праздничные дни, установленные Торой. В Песах и Шавуот Мусаф — дополнительная жертва — состояла из двух быков, барана и семи овец. В Сукот в течение семи дней праздника в жертву приносились семьдесят быков, а кроме того — два барана и четырнадцать овец ежедневно. В Шмини Ацерет дополнительная жертва состояла всего из одного быка и одного барана!

Наши мудрецы так объясняли скромность жертвоприношения в Шмини Ацерет:

«Царь устроил празднество и пригласил всех своих подданных на семидневный пир. После его окончания он обратился к своему любимцу: “Все запасы мы истратили на угощение гостей. Устроим теперь трапезу для нас двоих. Давай поищем, и каждый отдаст то, что у него осталось…”

Так и сказал Всевышний Израилю: “В восьмой день у вас будет праздничное собрание… Пожертвуйте тем, что найдется — одним быком и одним бараном”».

Поэтому жертвоприношение Мусаф в Шмини Ацерет напоминает Мусафы Рош Гашана и Йом Кипура, когда тоже приносился в жертву один бык, а не два, а не Мусафы трех других радостных праздников.

В этом внешнем сходстве (с жертвами праздников, выпадающих на Дни Трепета) наши мудрецы усмотрели глубокое внутреннее сходство — в Сукот происходит прощение грехов и окончательное утверждение приговора.

 

Симхат Тора — праздник в иудаизме, празднуемый сразу после Суккот;
в Израиле — на следующий день после Суккот (совпадает с Шмини Ацерет),
в странах рассеяния — на девятый день (после Шмини Ацерет).
В этот день завершается годичный цикл чтения Торы и сразу же начинается новый цикл.
 
Картинки по запросу Симхат Тора


Симхат-Тора как отдельный праздник был известен уже во времена Талмуда, в котором этот день называется хафтара. Однако особое празднование этого дня установилось в эпоху вавилонских гаонов (раннее Средневековье), когда трёхгодичный цикл чтения Торы был заменён годичным. С тех пор в этот день читается последний раздел Торы — Ве-Зот а-Браха (33 и 34 главы Второзакония), тем не менее, традиция начинать новый цикл в тот же день появилась позднее.

Симхат-Тора — один из самых весёлых праздников еврейского календаря, его с особой радостью отмечали советские евреи. В 60-х они сделали его своим особым праздником, отмечаемым даже более радостно, чем Песах или Йом-Кипур. Хотя с точки зрения еврейского закона это менее важный праздник, чем Песах и Йом-Кипур, советские евреи были так ограничены в совершении своих ритуалов (или были плохо осведомлены о них), что выбрали самый весёлый из праздников.

Вечером и утром Симхат Тора, в синагогах устраивают Акафот: торжественное шествие со свитками Торы вокруг возвышения в центре синагоги, на котором читается Тора. Акафот сопровождается танцами и всеобщим ликованием, которыми евреи выражают веру и любовь к Творцу — одни из самых светлых в жизни каждого еврея.

В день Симхат Тора, завершая годичный цикл чтения Торы в синагогах по субботам, читают заключительную главу, и, чтобы подчеркнуть непрерывность и вечность Торы, тут же начинают ее с начала. На Симхат Тора принято вызывать к чтению Торы всех без исключения мужчин, даже самых маленьких мальчиков.


Еврейские законоучители приводят несколько причин того, что новый цикл чтения Торы начинается в тот же день, когда заканчивается прежний:

1. В мидраше, описывающем, как царь Соломон (Шломо) устроил праздник в знак дарования ему Всевышним особой мудрости, приводятся слова рабби Элазара,

...мы приходим к выводу о целесообразности устроения праздника в день, когда мы заканчиваем читать Тору, ибо, когда сказал Всевышний царю Соломону: «Я дарую тебе мудрость и чуткое сердце, и подобных тебе не было и не будет», то Соломон тотчас же устроил пир для всех слуг своих, дабы отпраздновать это событие, и это значит, что приличествует устроить пир и празднество в день, когда мы закончили чтение Торы.

2. С тем, чтобы «не дать возможности Сатане утверждать, что евреи рады завершению чтения, но не жаждут начать читать снова».

Изначально существовал обычай, согласно которому человек, заканчивавший чтение Второзакония, тут же начинал читать книгу Бытия по памяти, поскольку существует правило: «Одному чтецу не дают двух свитков». В дальнейшем возникла практика вызывать к Торе двоих — один заканчивал читать Книгу Дварим, после чего другой начинал читать Книгу Берешит — таким образом, использовались два разных свитка.

Поділись посиланням на цей сайт!

Про нас

Всеукраїнська єврейська рада була створена в 1988 році. За роки існування ради було засновано шість фондів та  чотири виставки. Встановлено три пам'ятники та сім меморіальних дошок. Випущені поштові конверти та марки. Видано декілька десятків книг та видається газета "Єврейські вісті"

(044) 286-39-61

Асоціації

Зустрічі з ветеранами — кожного другого вівторка.
 Зустрічі проводяться кожної останньої п’ятниці ...
Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family