wrapper

Стрічка новин

Has no content to show!
Всеукраїнська єврейська рада

Всеукраїнська єврейська рада

Из Франции в Израиль – с бестселлером

Из Франции в Израиль – с бестселлером

На протяжении последних семи лет никто из жителей тель-авивского южного квартала Флорентин, да и вообще всего Израиля, не имел ни малейшего понятия о новом репатрианте из Франции по имени Марко Коскас. 67 лет. Разведен. Профессиональный писатель. Только сейчас он привлек внимание израильских литературных кругов так же стремительно, как и во Франции, после того, как его роман «Шайка французов» неожиданно вошел в список претендентов на вторую по престижности литературную премию Франции после Гонкуровской – «Ренодо», которую вручат в ноябре.
Опыт Коскаса стоит усвоить многим литераторам, поскольку, получив отказ во всех французских издательствах, куда он обращался, он решил обратиться в портал «Амазон», поставивший на конвейер самый настоящий самиздат на платформе «CreatSpace». Платишь, вывешиваешь, продаешь. Если книгу покупают, зарабатываешь. Нет – так нет. За полгода Коскас продал всего 70 экземпляров. Но потом «Шайку французов» прочел известный французский литературный критик, написал восторженную рецензию и, как принято говорить в подобных случаях, Коскас проснулся знаменитым.
Свое дело сделал настоящий мятеж Ассоциации книготорговцев и владельцев книжных магазинов по всей Франции, возмущенных не только тем, что их обошли (ведь книгу можно купить только через «Амазон»), но и тем, что впервые «амазоновский самиздат» представлен на столь высокую премию.
При этом как-то не обсуждался тот факт, что роман Коскаса стоит и обедни, и скандала. Он рассказывает о компании приятелей (слово «шайка» носит шуточный характер), которые репатриировались в Израиль, чтобы начать новую жизнь, где могло быть все, что угодно, но одного точно не было – привычного для Франции антисемитизма. Надо думать, этого хватило, чтобы французские издатели вернули автору рукопись.
В Израиле Коскасу повезло не больше. «Я и не мечтал врасти в израильское общество, – говорит он. – Для меня врастание означает знакомство с израильскими писателями и перевод моих книг на иврит. Иногда все, что требуется, это одна искорка».
Семь лет искорки не было, теперь же от нее забушевало пламя, согревающее нового репатрианта и старого писателя, которому «Амазон» раз в месяц аккуратно переводит положенные деньги. В Израиле о Коскасе, наконец, узнали, и издатели уже взвешивают возможность перевода его романа на иврит. По словам Коскаса, он спокойно выдержал издательский бойкот во Франции, «потому что Израиль тоже бойкотируют. Так что все это еще больше сделало меня израильтянином». 

 Марко Коскас родился в Тунисе в многодетной еврейской семье, которая настолько хорошо узнала на своей шкуре, что такое антисемитизм, что в 1966 году эмигрировала во Францию. «Мы уехали, – вспоминает Коскас – потому что евреям было очевидно, что в Тунисе их уже никто не защитит. Параллельно с нашей эмиграцией сотни тысяч евреев покинули Алжир всего за месяц, под угрозой «чемодан или гроб». Если в прошлом в арабских странах жило около миллиона евреев, в 60-х годах осталось 10 тысяч. Это была самая настоящая, грандиозная этническая чистка!»

Первый автобиографический роман Коскаса, опубликованный в Париже в 1979 году, рассказывал о еврейской семье из Туниса вплоть до ее эмиграции в 60-х годах. Следующие четырнадцать книг не принесли автору ни известности, ни успеха, пока не появилась «Шайка французов». Как говорит Коскас, «мне пришлось подождать всего 39 лет».
«Я – еврейский писатель, – продолжает он, – и мне нужно, чтобы в Израиле меня признали, чтобы мои книги перевели на иврит, потому что я рассказываю кое-что о еврейской истории, я – ее часть. Тот факт, что я эмигрировал уже дважды, только усиливает ощущение, что мне некуда было ехать, кроме Израиля. В то же время я думаю, что эмиграция изменилась. Французы-сефарды не стали обузой – они приезжают с деньгами. Это – сильная эмиграция: они заняты торговлей недвижимостью, открывают кафе и привозят с собой французскую культуру, понемногу влияющую на местную культуру, которая тоже достаточно сильна. Тут у каждого человека на улице такая история, что хоть пиши роман, и это очень волнует меня, как писателя».
Первая стадия абсорбции Марко Коскаса проявилась в том, что, говоря об израильтянах, он уже не может обойтись без политики: «Израильские левые не понимают арабский мир, в котором они живут. Они не знают ни арабского языка, ни арабов, а я сам – араб, я родился в арабской стране, вырос с арабами и говорю по-арабски. Они не обращают внимания, что арабам надоело быть арабами. Если тунисцам или алжирцам дать визы, там не останется ни одного человека».
По словам Коскаса, у французских СМИ «нет никакой собственной позиции – они исходят только из коммерческого интереса, и их логика предельно проста: во Франции есть полмиллиона евреев и десять миллионов мусульман. Точка. Законы рынка определяют правила игры. СМИ на стороне мусульман».
На это последовал вопрос об автоматической реакции французских евреев, когда дело доходит до израильско-палестинского конфликта. Почему каждый французский еврей должен быть за Израиль, а каждый мусульманин – за палестинцев? У них, что, нет своей головы?
«Французские евреи – сказал Марко Коскас – обожают Израиль. В их коллективном воображении он играет очень важную роль. Он – страховка для каждого еврея в мире. Вы, израильтяне, можете сказать, что та или иная политика вам не нравится, но французским евреям безразлична внутренняя политика правительства Нетаниягу , их это не касается. Французских евреев интересует только одно – существование Государства Израиль».

Рони Бар

 Источник: detaly.co.il
Детальніше ...

Премьер-министр Малайзии: "У евреев нос крючком" 9tv.co.il

Премьер-министр Малайзии: "У евреев нос крючком"


Малазийский премьер-министр Махатир Мохамед решил, что может позволить себе в свои 93 года неполиткорректность и высказать то, что другие мусульмане только подразумевают, ведя речь о "сионистах".
Во время интервью на телеканале "Би-би-си" в передаче Hard Talk он объяснил: "По правде говоря, все проблемы на Ближнем Востоке начались с созданием Израиля. Это правда, но о ней не следует говорить". 
Затем он пояснил свою мысль: "У евреев крючковатые носы. Многие говорят, что у малазийцев толстые носы, но мы не ввязываемся ими в войну".

Малайзия – государство в юго-восточной Азии с мусульманским большинством. Его правитель, 93-летний Махатир Мохамед, считается самым старым главой государства в мире.
Он уже неоднократно делал антисемитские заявления – в частности, утверждал, что в Холокосте погибли четыре миллиона евреев, а не шесть.

 

Источник: 9tv.co.il 

Детальніше ...

Могли ли германские евреи избежать Холокоста?

Могли ли германские евреи избежать Холокоста?

Надо отдать должное искренности НСДАП — с момента зарождения партии ее вождь Адольф Гитлер не скрывал, что ставит целью полностью очистить Германию от евреев.
Правда, к «окончательному решению», то есть массовому уничтожению еврейского населения, нацисты перешли лишь в 1941 — 1942-м, а до этого активно поощряли эмиграцию из Германии. В том числе — в Палестину, где Великобритания обещала создать национальный очаг еврейского народа. Для большинства немецких евреев иммиграция в Эрец Исраэль была вынужденной мерой и отчаянным шагом, но нацисты вели иезуитскую политику, с одной стороны, принимая все новые антиеврейские законы, а с другой — не препятствуя  деятельности сионистских организаций. Так, например, в 1937 году тираж сионистской газеты Judische Rundschau («Еврейское обозрение») достиг 37 000 экземпляров. Ее редактором был известный журналист Роберт Велтш, сражавшийся в годы Первой мировой в германской армии, друг Альберта Эйнштейна, Мартина Бубера и Хаима Вейцмана. Это ему принадлежит призыв «Носите желтую звезду с гордостью»  — попытка воззвать к еврейской солидарности в ответ на бойкот (пока еще только бойкот!) еврейских предприятий в 1933 году. 
В самой Палестине, где жили тогда менее 300 000 евреев, прекрасно понимали важность репатриации из Германии, разногласия были лишь по тактическим вопросам. Ревизионисты ратовали за язык силы по отношению к нацистам, бойкот германских товаров и выступали  против каких-либо переговоров, умеренные же круги были готовы договариваться с режимом об условиях выезда германских евреев.
Главным переговорщиком становится уроженец украинского города Ромны, откуда его семья, спасаясь от погромов, бежала в Германию, выпускник Берлинского университета Хаим (Виктор) Арлозоров. Живущий в Эрец Исраэль с 1924 года, в 1931-м Арлозоров возглавил Политический отдел Еврейского агентства. В марте 1933 года он вступает в  переговоры с нацистскими властями об условиях эмиграции евреев в Палестину, в июне посещает Германию, а спустя два дня по возращении в Тель-Авив погибает от пуль неизвестных во время прогулки с супругой  вдоль берега моря.  
Переговоры, тем не менее, продолжаются, и 25 августа того же года сторонами подписывается соглашение, вошедшее в историю как Хаавара (Перемещение, — ивр.). В его реализации участвует компания «Ханотеа», выращивающая цитрусовые в Палестине. Эта компания, которой владел Сэм Коэн , использовала деньги (не менее 1 000 фунтов стерлингов, положенных на специальный счет в банке) эмигрантов в Палестину — средства, которые ранее были заблокированы в Германии. Средства эти предназначались для приобретения германских товаров — сельхозоборудования, строительных материалов, удобрений и т.д. Деньги при этом возвращались репатриантам в местной валюте. Таким косвенным путем капитал переводился в Эрец Исраэль, но выгоду получала и германская промышленность, сбывавшая таким образом продукцию, иногда в обход бойкота, поддерживаемого евреями в разных странах. В дополнение к этому впоследствии было заключено бартерное соглашение, по которому местные цитрусовые обменивались на германские промышленные товары. Не лишне отметить, что 1000 фунтов стерлингов — это именно та сумма, которая позволяла получить иммиграционный сертификат сверх введенных Британией квот на въезд в Палестину.




Сертификат Хаавара 


Листовка, призывающая к бойкоту немецких товаров 

Конечно, не все сионистские организации одобряли подобные схемы. В 1933 году на Сионистском конгрессе в Праге разгорелись бурные споры о соглашении с нацистской Германией, но Сэм Коэн и глава отдела ЕА, ответственного за репатриацию немецких евреев, Артур Руппин, сумели переубедить оппонентов.  
Противники у соглашения были и с германской стороны. Их главный аргумент состоял в том, что, имея дело с сионистами, Германия теряет часть арабских рынков. Вне всякого сомнения   соглашение сыграло позитивную роль в развитии Палестины, приведя в страну квалифицированных специалистов, их деньги и обеспечив поставку качественных товаров, необходимых для хозяйства Эрец Исраэль. Это понимали и нацисты, но фюрер полагал, что главная цель — освобождение Германии от евреев любым путем, а посему соглашение выполнялось. Германское министерство экономики даже помогло создать Международное агентство, через которое евреи из других стран могли помочь германским собратьям репатриироваться в Палестину. Правительства многих стран были не прочь избавиться от своих евреев — так, в 1937 году в Польше возникла компания «Халифин» («Обмен», — ивр.), подобные структуры появились в Чехословакии, Венгрии, Румынии и Италии, но развернуться они не успели из-за начала войны.
В первые годы нацистского режима среди сочувствующих сионизму — как инструменту освобождения Германии от евреев — были даже высокопоставленные нацисты. Член нацистской партии с 1929 года Леопольд фон Мильденштейн, первый австриец, вступивший в ряды СС, посещал конференции германских сионистов, не гнушался общения с их лидерами и несколько раз побывал в Палестине. В одном из таких путешествий весной 1933 года его сопровождал делегат нескольких Сионистских конгрессов Курт Тухлер.  Мужчины с супругами провели в Эрец Исраэль целый месяц, после чего немец опубликовал в основанной Геббельсом газете Der Angriff двенадцать статей под общим заголовком «Нацист едет в Палестину». Своему начальству Мильденштейн рекомендовал массовую эмиграцию евреев в Палестину как оптимальное решение еврейского вопроса в Германии. Его точка зрения была принята, и в августе 1934 года Мильденштейна назначают референтом по еврейским делам, подчиняющимся непосредственно главе СД Гейдриху. В этой должности он пребывает до июня 1936 года, содействуя сионистам в организации выезда германских евреев в Палестину. Под его руководством начинал свою карьеру Адольф Эйхман, считавший шефа грамотным специалистом, понимавшим сионистов и знакомого с основами иудаизма. Летом 1935 года в чине лейтенанта СС фон Мильденштейн посещает 19-й Сионистский конгресс в Люцерне в качестве наблюдателя от делегации Германии. 

 

Леопольд фон Мильденштейн в Палестине 


Курт Тухлер с супругой





Медаль, выпущенная в честь цикла статей «Нацист едет в Палестину» 

Среди «приверженцев» сионизма, мечтавших побыстрее очистить Германию от евреев, были и другие нацисты, например, адвокат и эксперт по еврейским делам в Министерстве внутренних дел Бернард Лёзенер — один из авторов Нюрнбергских законов. По мере своих возможностей способствовал эмиграции евреев и глава Ближневосточного отдела германского МИДа Вернер Отто фон Хентиг, некогда друживший с Хаимом Вейцманом. Дипломат намеренно подчеркивал преимущества, которые получит Германия от создания еврейского государства на Ближнем Востоке, и даже протестовал против погромов Хрустальной ночи в ноябре 1938-го, настаивая на освобождении задержанных в ходе бесчинств евреев, мотивируя это имиджем Германии за рубежом.





Вернер Отто фон Хентиг 


Сообщение о Хрустальной ночи в The New-York Times 

К сожалению, эмиграция евреев из Германии не отличалась высокими темпами, что вызвало неудовольствие Гейдриха, сместившего фон Мильденштейна со своего поста. Сначала его сменил Куно Шредер, а в декабре 1939-го еврейское направление в СД стал курировать Адольф Эйхман.
Тем не менее Сионистская федерация Германии через свои структуры пыталась убедить соплеменников бежать в Землю Израиля. Действовали лагеря и сельскохозяйственные учебные центры, где будущих репатриантов готовили к новой жизни в новой стране — в этих лагерях даже вывешивали бело-голубой флаг.
Перевозки осуществлялись кораблями по маршруту Гамбург — Хайфа с кошерной пищей на борту под наблюдением раввината Гамбурга. В стране сложилась несколько странная ситуация, когда нацисты, поднимая градус  антисемитской пропаганды, не ставили палки в колеса сионистским организациям, а те мирились с официальной дискриминацией, полагая, что она поможет сдвинуть соплеменников с насиженных мест. Некоторые евреи даже приветствовали Нюрнбергские расовые законы 1935 года, запрещавшие смешанные браки и вообще любые сексуальные контакты между арийцами и евреями. Таких взглядов придерживался, например, бывший глава еврейской общины Берлина и лидер ревизионистов Германии Георг Карески.



Объявление о наборе на курсы языка иврит, Германия, 1934  

В феврале 1937 года специально приехавший из Палестины функционер «Хаганы» Файвел Полкес встретился в винном ресторане «Траубе» в Берлине с Адольфом Эйхманом и другим специалистом по «еврейскому вопросу» Отто фон Большвингом. Речь шла о переселении германских евреев в Палестину, а через несколько месяцев последовал ответный визит Эйхмана с коллегой — Гербертом Хагеном — в Палестину. Визит состоялся с согласия Рейнхарда Гейдриха, причем Эйхман официально ехал в качестве корреспондента Berliner Tageblatt, а Хаген как студент. Нацисты прибыли в Хайфу 2 октября 1937 года, но, поскольку британские власти выдали им лишь транзитные визы, обоим пришлось проследовать в Каир. Туда же прибыл Полкес, с которым эмиссары встретились в кафе «Гроппи». Впрочем, Эйхман не был сторонником еврейской эмиграции в Палестину и, вероятно, его точка зрения, изложенная в отчете о поездке, стала одной из причин перехода к «окончательному решению».
Очередной удар по еврейской эмиграции был нанесен в 1939 году британским  правительством, установившим квоты для въезжающих в Палестину евреев. Каждый год в течение следующих пяти лет могло въехать десять тысяч человек плюс 25 000 беженцев — итого 75 000 до 1944 года включительно. Капля в море…
В Германии стали приходить к выводу, что поощрением эмиграции решить еврейский вопрос не удастся, а еврейское государство (будь оно создано) лишь усилит мировую еврейскую солидарность и будет враждебным Германии. Такую точку зрения выразил в январе 1939 года министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп в своем циркуляре для работников министерства. При этом Гитлер все еще поддерживал идею еврейской эмиграции, пока не сложились условия для массового уничтожения «еврейской расы».
Парадоксально, но, в то время как Великобритания налагала все новые и новые ограничения на въезд евреев в Палестину, нацистские власти не препятствовали деятельности организации «Мосад Ле-алия Бет», созданной для нелегальной репатриации в обход британских властей. В итоге несколько кораблей с европейскими евреями сумели проскочить через британские заграждения у берегов Палестины. В 1938 и 1939 годах репатриация германских и австрийских евреев усиливается. Начало мировой войны приостановило этот процесс, хотя еще в 1940 и 1941 годах кружным путем можно было попытаться достичь Палестины.




Один из кораблей с нелегальными репатриантами, 1939

  
Всего с 1933 года по 1941 год германские сионисты сумели переправить в Эрец Исраэль 60 000 германских евреев (около 10% общины). Их усилия привели к тому, что в 1939 году немецкие евреи составили около 15% всего еврейского населения Палестины. В страну были также привлечены значительные финансовые ресурсы — 8,1 миллиона британских фунтов стерлингов, или около 40 миллионов долларов. На них были созданы водная компания «Мекорот», существующая по сей день, и текстильная компания Lodzia, одевавшая всю страну. Значимость же человеческого капитала трудно переоценить.
На факте соглашения об эмиграции немецких евреев построен пресловутый миф о сотрудничестве сионистов с нацистами. Из этого факта антисионисты пытаются извлечь то, чего не было: сходство во взглядах, целях, методах и т.д. Очевидно, что это абсолютная ложь.  Сотрудничество было лишь в единственном вопросе, и нет причин упрекать сионистов в Хааваре  — cоглашение с германским режимом было оправдано спасением от неминуемой гибели, которая ждала евреев Европы.
Нынешнее положение евреев в свободном мире кажется весьма устойчивым. Тем не менее мир этот меняется, и очень быстро. И в этом меняющемся мире надо уметь правильно и своевременно ориентироваться.  Быстрее и лучше, чем это сделали многие германские евреи, имевшие реальный шанс уцелеть, но его не использовавшие…

Вениамин Чернухин

 Источник: hadashot.kiev.ua
Детальніше ...

Поділись посиланням на цей сайт!

Про нас

Всеукраїнська єврейська рада була створена в 1988 році. За роки існування ради було засновано шість фондів та  чотири виставки. Встановлено три пам'ятники та сім меморіальних дошок. Випущені поштові конверти та марки. Видано декілька десятків книг та видається газета "Єврейські вісті"

(044) 286-39-61

Асоціації

Зустрічі з ветеранами — кожного другого вівторка.
 Зустрічі проводяться кожної останньої п’ятниці ...
Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family